Русские усадьбы. Подмосковная усадьба Вороново

Русские усадьбы. Подмосковная усадьба Вороново

13.04.2018 0 Автор Ruta

Усадьба Вороново находится в Подольском районе Московской области, на 61-м километре Старо-Калужского шоссе. Названием своим она обязана реке Ворoнке, на берегах которой была построена эта русская усадьба. Некогда она принадлежала старинному дворянскому роду Волынских. За всю историю своего существования эта усадьба испытала на себе многое… Но, к счастью, сохранилась до наших дней, в отличие от других усадеб, утерянных уже безвозвратно.

Подмосковная усадьба Вороново панорама фото

Во второй половине XIII века население Киевской и Волынской земель, спасались от татарских нашествий на территории Галицких и Прикарпатских русских земель. Но в XIV веке галичанам и волынцам пришлось пережить опустошительные набеги польского короля Казимира Великого. К этому времени и относится приезд в Москву из Волыни боярина Дмитрия Михайловича Волынского-Боброка. Принят он был с честью, великий князь Дмитрий Иванович Донской дал ему в жены свою сестру и пожаловал вотчинами…

Первый владелец Вороново

Первым известным нам владельцем усадьбы Вороново стал седьмой в роду Волынских — Александр Иванович Воронов-Волынский. Это был правнук Михаила Григорьевича, жившего при Иване III. Он был черноволос как вороново крыло, за что и получил прозвище Вороной, а все его потомки стали именоваться Вороновыми-Волынскими.

В 1680—1681 годах усадьбой владел Василий Семенович Волынский, служивший воеводой в Одоеве, который сначала был окольничим (в 1685году), затем в 1668-м — наместником в Чебоксарах. А в 1676 году стал именоваться боярином. Позднее возглавлял Посольский приказ, но оставил службу и уехал в свое имение Вороново, где вскоре умер.

Усадьба Вороново фото

 

В начале XVIII века имение перешло к его — Василию Ивановичу Волынскому, владевшему им с 1704 по 1726 год. Он был прекрасных хозяином и уделял много внимания родовой вотчине. Кроме боярского дома и 49 крестьянских дворов им были построены и скотный и конюшенный дворы. А в 1709 году на месте старой церквушки он воздвиг новую церковь образа Спаса Нерукотворного.

Церковь Спаса Нерукотворного Образа с колокольней в усадьбе Вороново, фото

Церковь Спаса Нерукотворного Образа с колокольней в усадьбе Вороново

В свою очередь 1726 году Василий Иванович оставляет Вороново своему племяннику Артемию Петровичу Волынскому (1689—1740) — талантливому, образованному человеку, видному русскому государственному деятелю.

Артемий Петрович Волынский, хозяин усадьбы Вороново фото

Артемий Петрович Волынский, один из первых владельцев  усадьбы Вороново

Детство Артемий провел неподалеку от Воронова, в селе Красное, принадлежавшем его родственникам Салтыковым, в семье которых он воспитывался после смерти отца. В пятнадцать лет юноша был уже ротмистром и снискал расположение царя. В 1705 году Петр I отправил Волынского в Персию с целью всестороннего изучения ее и приобретения торговых привилегий для русских купцов. Эти поручения Волынский успешно выполнил (1718) и был произведен в генерал-адъютанты (их было тогда в России всего шесть). А в 1719 году назначает его губернатором во вновь учрежденную Астраханскую губернию, где он налаживал отношения с калмыками, улучшил благосостояние края.

В 1722 году Волынский женился на двоюродной сестре Петра I Александре Львовне Нарышкиной. Время стерло следы хозяйственной деятельности Артемия Петровича в Воронове, однако можно предположить, что он управлял усадьбой так же энергично, как и другими своими имениями…

Усадьба Вороново фото

Во время царствования Анны Иоанновны (1730—1740) Волынский становится кабинет-министром. Но Артемий Петрович крайне недоволен зависимостью власти в России от Бирона (1691—1772). Интриговал против Волынского и Остерман, желая убрать его из кабинета. В конце концов, Бирон и Остерман узнали, что в доме Волынского на Мойке собираются его друзья — “конфиденты” и что они сочинили “Генеральный проект о поправлении внутренних государственных дел”.  Они желали Росси процветания, а засилие биронов и остерманов только разоряли ее… Друзья были арестованы, и с 7 мая 1740 года начались пытки. А. П. Волынский друзей не выдал и даже стремился взять вину на себя. А 27 июня 1740 года в Петербурге состоялась казнь.

Трагическая судьба Артемия Петровича, его мужество, пламенная любовь к Отечеству вдохновили поэта К. Ф. Рылеева (1795—1826). Сюжетом для одной из его девяти “Дум” стала борьба Волынского с Бироном:

Вражда к тиранству закипит,
Неукротимая в потомках—
И Русь священная узрит
Власть чужеземную в обломках—
Так, сидя в крепости, в цепях,
Волынский думал справедливо;
Душою чист и прав в делах
Свой жребий нес он горделиво…

После казни Артемия Петровича Волынского и ссылки его детей в Сибирь все его имущество было конфисковано. Отобрали у него и усадьбу Вороново…

Усадьба Вороново фото

Новый владелец — новая жизнь усадьбы

При новой императрице, Елизавете Петровне, дочери А. П. Волынского Анна и Мария были отпущены на жительство в Москву, вернули им и часть имущества. В феврале 1748 года Мария Артемьевна Волынская (1725—1792) вышла замуж за Ивана Илларионовича Воронцова (1719—1789). Он был младшим братом канцлера М. И. Воронцова, одним из участников возведения Елизаветы на престол в результате переворота 1741 года. К тому же, сама Мария Артемьевна приходилась императрице Елизавете Петровне троюродной сестрой.

Воронцов Иван Илларионович портрет работы Ф.С. Рокотова фото

Воронцов Иван Илларионович, портрет работы Ф.С. Рокотова

Этот брак еще более упрочил положение при дворе Ивана Илларионовича Воронцова, который вскоре после женитьбы на Марии Волынской, вышел в отставку и поселился в Воронове. Он начал поднимать заброшенную усадьбу. Для этого он пригласил замечательного архитектора Карла Ивановича Бланка. Тот в 1760-х годах по собственному проекту вместо деревянной церкви построил ныне существующую каменную церковь Спаса Нерукотворного образа…

Воронцова Мария Артемьевна (урождённая Волынская) фото

Воронцова Мария Артемьевна (урождённая Волынская), портрет работы Ф.С. Рокотова

Также архитектор Бланк построил в усадебном комплексе парковый Голландский домик, чудом сохранившийся до наших дней, перестроил усадебный дом, разбил красивейший парк с павильонами.

Ландшафтный парк занимает 15 га. История его создания длится с 50—60-х годов XVIII века до XX века. Увеличивается пруд. В настоящее время его площадь 12 га, протяженность около 1 км. В наиболее старой части парка преобладают липы, вязы, дубы. Основу композиции ландшафтного парка составляют открытые пейзажи пруда, замкнутые пейзажи полян и аллей. Роскошная липовая аллея соединяется в конце парка с еловой. Основная липовая аллея хорошо сохранилась, еловая уже определятся с трудом. Пихтовая аллея — жемчужина Подмосковья, большая редкость. Высокие сибирские пихты (высотой 30 м) с темной хвоей, серебристыми стволами, воздух, напоенный целебным ароматом, — такое в Подмосковье не встретишь. Пихтовая аллея граничит с парком и прудом. Аллея проходит выше берега, с нее хорошо видна водная гладь.

Имение Вороново, парковый ансамбль фото

Имение Вороново, парковый ансамбль

Подъезжающим к имению по Калужской дороге еще издали раскрывается вид на главный дом и церковь. А уже за домом открывается вид на парк. Перед домом разбит сад, спускающийся от главного дома к пруду. Габариты сада равны длине фасада главного дома — 98 м.

Имение Вороново фото

Артемий Иванович Воронцов после смерти отца предпринял грандиозные работы по улучшению усадьбы, главным образом по перестройке усадебного дома, конного двора и парка. К строительству был привлечен известный архитектор Николай Александрович Львов (1751—1803), тонко чувствовавший красоту подмосковной природы. Ему удалось мастерски соединить архитектуру с окружающим ландшафтом. К сожалению, дом, построенный Н. А. Львовым в Воронове, не сохранился. Но по чертежам и документам того времени можно восстановить его облик. Это было очень торжественное трехэтажное здание, не дом, а скорее дворец с портиком из восьми колон. Кроме главного дома Львовым построен двор с манежем на 100 лошадей. С северной стороны были установлены мраморные статуи — копии со скульптур итальянских мастеров. В дальнейшем конный двор пострадал от пожара и перестроен. Об архитектурном убранстве бывшего конного двора напоминает угловая башня с юго-восточной стороны усадьбы.

Усадьба Вороново зима фото

Артемий Иванович Воронцов создал великолепную усадьбу, но вскоре окончательно разорился и вынужден был продать имение…

Ростопчинская порода лошадей

В 1800 году новым владельцем стал граф, известный русский государственный деятель, генерал от инфантерии и фаворит Павла I  — Федор Васильевич Ростопчин (1763—1826), который купил имение за 320 тысяч рублей (огромные деньги по тому времени).

Усадьба Вороново осень фото

Двенадцать лет Ростопчины жили в Воронове, сначала круглый год (до 1806 года), а затем — с весны до осени, переезжая на зиму в Москву. Федор Васильевич решил завести в своей усадьбе образцовое прибыльное хозяйство. Главное внимание уделяется конному заводу. Были приобретены скаковые лошади, а вскоре выведена известная ростопчинская порода лошадей. Тогда же построили оранжерею…

Но наступил 1812 год. В сентябре Вороново, расположенное между Москвой и знаменитым тарутинским лагерем, становится свидетелем военных событий. Ночь на 20 сентября М. И. Кутузов провел в Воронове. Отсюда он уводил армию в Тарутино.

Граф Федор Васильевич Ростопчин, Портрет работы Сальватора Тончи, 1800 фото

Граф Федор Васильевич Ростопчин, портрет работы Сальватора Тончи, 1800

Наутро Ростопчин поджег усадьбу, а через полтора часа сюда прискакал отряд французов. На месте великолепного усадебного дома они нашли догоравшие костры, а на двери церкви доску с надписью: “Восемь лет я украшал это село, в котором наслаждался счастьем среди моей семьи. При вашем приближении обыватели, в числе 1720, покидают жилища, а я предаю огню дом свой, чтобы он не был осквернен вашим присутствием…”. Свидетелей пожара удивило, что среди развалин и пепла не оказалось бронзовых и мраморных скульптур, которых было множество во дворце. Хозяин покинул усадьбу налегке. А где же сокровища? Эта загадка не дает покоя исследователям до сих пор… Центральный корпус усадебного дома, сожженный хозяином, сгорел не дотла и в дальнейшем был частично восстановлен, но уже без прежнего великолепия. А после войны Ф. В. Ростопчин поселился за границей, но умирать возвратился в Россию.

Имение Вороново фото

Сын Ростопчина, Андрей Федорович (1813—1892), унаследовавший имение от отца, был писателем-библиографом; в 1858 году избран почетным членом Императорской публичной библиотеки, которой жертвовал редкие книги и гравюры. В 1850 году в своем московском доме он открыл для всеобщего обозрения богатейшую коллекцию картин. Граф опубликовал некоторые материалы из семейного архива о войне 1812 года. В 1833 году Андрей Федорович женился на Евдокии Петровне Сушковой (1811—1858).

Евдокия Петровна Ростопчина. Акварель П. Ф. Соколова. 1842—1843, фото

Евдокия Петровна Ростопчина (Сушкова). Акварель П. Ф. Соколова. 1842—1843

Евдокия Петровна родилась в Москве. Семья была родовитой, знатной и богатой. В старой столице им принадлежало несколько домов, в том числе построенный Василием Баженовым дворец, ставший в наши дни первым зданием Государственной публичной библиотеки.

Сушкова (в замужестве Ростопчина) владела французским, английским, немецким и итальянским языками. В 19 лет опубликовала первое стихотворение. Заочными учителями молодой графини надолго стали В. Шекспир, В. А. Жуковский и А. С. Пушкин. Тесная дружба связывала молодую хозяйку имения с М. Ю. Лермонтовым (1814—1841). Во время встреч в Петербурге они читают друг другу стихи и вспоминают свои отроческие годы. М. Ю. Лермонтов посвятил ей стихотворение “Додо”:

Умеешь ты сердца тревожить,
Толпу очей остановить,
Улыбкой гордой уничтожить,
Улыбкой нежной оживить.

В ноябре 1841 года Сушкова (Ростопчина) пишет стихотворение “Пустой альбом”, а в марте 1843-го — “Поэтический день”, которые посвящает памяти М. Ю. Лермонтова.

Евдокия Петровна Ростопчина, художник Г. Кордик, 1846 фото

Евдокия Петровна Ростопчина, портрет художника Г. Кордик, 1846

С Пушкиным Евдокия Петровна Ростопчина виделась несколько раз. Эти события объединены стихотворением “Две встречи”:

И мне сказали: Он идет!
Он наш поэт, он наша слава,
В своей особе небольшой,
Но смелый, ловкий и живой,
Прошел он быстро предо мной…

***

На бале блестящем, в кипящем собранье,
Гордясь кавалером и об руку с ним,
Вмешалась я в танцы… и счастьем моим,
Вниманьем поэта в душе дорожа,
Под говор музыки, украдкой дрожа,
Стихи без искусства ему я читала
И взор снисхожденья с восторгом встречала.

Усадьба Вороново фото

Русская душой Ростопчина была истинной патриоткой. У нее есть несколько стихотворений, где отображены образы России и ее героев. Одно из них, написанное в 1831 году, “К страдальцам-изгнанникам”, посвящено декабристам:

Хоть вам не удалось исполнить подвиг мести
И цепи рабства снять с России молодой,
Но вы страдаете для родины и чести
И мы признания вам платим долг святой.

Графиня Ростопчина часто отдыхала в своем подмосковном имении. В стихотворении “Колокольчик” (1853) она пишет о природе любимой усадьбы:

Вот с мостика спустившись на плотину, 

Вот обогнули пруд, и сад, и дом…
Теперь поехали шажком,
Свернули в парк аллеею старинной ,
И вот ямщик стегнул по всем по трем.

Имение Вороново фото

Евдокия Петровна Сушкова–Ростопчина была также знакома с Вяземским, Жуковским Тургеневым. А с Федором Ивановичем Тютчевым состояла в родстве. Дело в том, что она была племянницей Николая Васильевича Сушкова – русского поэта и драматурга. Н.В. Сушков был женат на родной сестре поэта – Дарье Ивановне Тютчевой.

Имение Вороново, парковый ансамбль фото

Знакомство Ф.И. Тютчева и Е.П. Ростопчиной произошло, по всей вероятности, в первый приезд поэта в Москву в 1843 году в доме Сушковых. С первых же дней знакомства графиня питает к поэту чрезвычайную симпатию. Они пишут друг другу письма, полные нежности…Их связывала дружба, они посвящали друг другу стихи. В октябре 1851 года он пишет Н.В. Сушкову по поводу очередного приглашения Евдокии Петровны к себе в гости: “Прошу при случае сказать графине Ростопчиной, что я все еще сетую о том, что не попал к ней прошлым летом в Вороново — против всякого чаяния чаю ее приезда в Петербург”.

Но, не довольствуясь письмами, поэт хочет вознаградить графиню за ее несбывшееся ожидание галантным стихотворением, где описывает свой сон:

Вот вижу я, как бы сквозь дымки,
Волшебный сад, волшебный дом —
И в замке феи-Нелюдимки
Вдруг очутились мы вдвоем!..

(1856)

Имение Вороново фото

И еще одно стихотворение Тютчев посвятил графине Ростопчиной:

О, эти дни — дни роковые,
Дни испытаний и утрат—
Отраден будь для ней возврат
В места души ее родные.
Пусть добрый, благосклонный гений
Скорей ведет навстречу к ней
И горсть живых еще друзей,
И столько милых, милых теней!

(1853)

В свою очередь, Е.П. Ростопчина посвятила Ф. И. Тютчеву два четверостишия в известной сатире на славянофилов и западников “Дом сумасшедших в Москве”:

С ними тощий, поседелый,
Жизнью сломленный поэт,
В ком душа убила тело
И горит духовный свет…
На лице умно-прекрасном,
На измученных чертах
Есть рассказ о горе страстном,
О мучительных борьбах.

Имение Вороново, центральный вход фото

Детские годы провела в усадьбе и сестра Андрея Федоровича Ростопчина, дочь Федора Васильевича София Федоровна (1799—1874), в замужестве графиня де Сегюр. Ее крестным отцом был император Павел I.

София получила прекрасное домашнее образование. Гибкая, стройная, она не обладала правильными чертами лица, но выражение его было приветливое и доброе. Когда после войны Ростопчины жили в Париже, София познакомилась с графом Эженом де Сегюром и в 1819 году вышла за него замуж. Отец подарил ей 100 000 франков на покупку замка Нуэт в Нормандии. У Софии было восемь детей. Тяжелый недуг на 13 лет уложил графиню де Сегюр в постель, и она уже не могла играть с детьми, зато стала рассказывать им сказки и даже целые повести. Дети выросли, обзавелись семьями, и теперь внуки стали съезжаться к доброй бабушке слушать ее повести.

Портрет Софьи де Сегюр работы её сына, Луи-Гастона де Сегюра. Ок. 1840, фото

Графиня София де Сегюр, портрет работы её сына, Луи-Гастона де Сегюра,  1840

Вскоре графиня де Сегюр стала печатать свои произведения. Написанные прекрасным французским языком, живым и ясным, они имели большой успех и были переведены на многие иностранные языки. Несколько поколений детей в России читали ее книги на французском и в переводе на русском. Русской жизни была посвящена только повесть “Генерал Дуракин”, запрещенная в России.

Имение Вороново, бальная зала фото

Имение Вороново бальная зала фото

Бальные залы имения Вороново

Шереметевы в истории усадьбы Вороново

Во владении Ростопчиных Вороново находилось до 1856 года. После смены нескольких хозяев усадьба переходит к Александру Дмитриевичу Шереметеву, затем к его брату Сергею Дмитриевичу Шереметеву (1844—1918).

В 1893 году Вороново посетил поэт Яков Петрович Полонский (1819—1898). Здесь он написал стихи:

Мысли вычитанной
Не хочу вписать,
Рифмой выточенной
Ни к чему блистать,
Стиха кованного,
То из Воронова
Ростопчинский конь.
Стих исследующий
Глубину идей —
Конь, не ведующий
Кучерских плетей.

Имение Вороново фото

Последней владелицей усадьбы была дочь Сергея Дмитриевича Шереметева — Анна Сергеевна (1873—1949), фрейлина императрицы Марии Федоровны. В 1894 году она вышла замуж за Александра Петровича Сабурова (1870—1919). Зимой Сабуровы жили в Петербурге, лето проводили в Воронове. Отец Анны Сергеевны не одобрил выбора дочери, однако молодые жили дружно. Сабуров дослужился до чина действительного статского советника, стал петербургским гражданским губернатором.

Александр Петрович Сабуров, последний Петроградский губернатор, церемониймейстер., фото

Александр Петрович Сабуров, последний Петроградский губернатор, церемониймейстер

В 1924 году Анна Сергеевна была арестована и после двух месяцев, проведенных в тюрьме, выслана в Калугу, потом во Владимир, где и скончалась. Ранее, в 1919 году, погиб и ее муж (арестован и расстрелян большевиками).

Сабуровы имели троих сыновей и дочь. Алексей умер еще в младенчестве и погребен на территории усадьбы (могила не сохранилась), два сына погибли в период репрессий. Дочь Ксения пережила арест и ссылку.

Голладский домик в усадьбе Вороново фото

Наши дни

В настоящее время на территории усадебного комплекса находится санаторий «Вороново» (ныне — Лечебно-реабилитационный центр Минэкономразвития России). Т.е. частная территория. Так же при центре действует конный клуб «Вороново». При желании, говорят, можно попасть на территорию усадьбы для экскурсии…

Усадьба Вороново и конный клуб Вороново фото

Конный клуб Вороново на территории усадьбы

Старинная русская усадьба Вороново хранит память о многих событиях. Ее усадебный дом не отмечен даже мемориальной доской. Гораздо лучше, если бы в этой прекрасной старинной усадьбе создали постоянно действующий музейный комплекс «Вороново», открытый для всех посетителей. Старинные русские усадьбы  — это не только шедевры русской архитектуры, но и живая история…Многие старинные усадьбы, к несчастью, разрушены и потеряны безвозвратно.

Усадьба Вороново, парадная лестница фото

Усадьба Вороново парадная лестница фото

            Усадьба Вороново, парадная лестница

Государство должно выделять гранты на восстановление, реставрацию и содержание исторических памятников. И никакой частной собственности на объекты исторического культурно наследия, по моему глубокому убеждению, быть не должно…

По материалам, опубликованным в журнале «Наука и жизнь» (№ 10, 2006)

 

РЕКОМЕНДУЕМ ПОЧИТАТЬ: